Дебет-Кредит
Украинский бухгалтерский еженедельник
#42 '2000: Практичная бухгалтерия - Возмещение НДС: арбитраж

Как отсудить НДС через арбитраж, когда на вас оказывает давление налоговая инспекция

Игорь ЕСИПОВ,
заведующий юридической консультацией юридической фирмы "Палий"


Получив декларацию с заявлением о бюджетном возмещении НДС, налоговая ищет и находит нарушения у экспортера

Фабула дела типична. Истец, осуществляя экспортные операции с нулевой ставкой обложения НДС и имея в связи с этим право на бюджетное возмещение НДС в размере дебетового сальдо, в соответствии с подпунктом 7.7.3 ст. 7 Закона Украины "О НДС", соответствующей декларацией за декабрь 1999 г., поданной в январе 2000 г., заявил к бюджетному возмещению сумму излишне уплаченного налога. Как водится, вместо выдачи в установленный п. 5 Порядка возмещения НДС (совместный приказ ГНА и Главного управления государственного казначейства от 02.07.97 г. №209/72) 5-дневный срок со дня регистрации налоговой декларации в налоговом органе соответствующего заключения на бюджетное возмещение, налоговая через 2 месяца предложила истцу осмотреть хлам в виде поломанной экскаваторно-бульдозерной и иной техники, находящийся в налоговом залоге, и подписать протокол об изменении порядка бюджетного возмещения путем приобретения на соответствующую сумму указанного хлама.

А чтоб экспортер не очень ерепенился, параллельно проводились встречные проверки контрагентов истца, в результате которых были обнаружены факты отнесения на налоговый кредит сумм НДС по двум "фиктивным" налоговым накладным, а также факт отнесения на налоговый кредит сумм НДС по налоговой накладной, выписанной за имущественный наем помещений по договору аренды без указания единиц измерения арендуемых помещений. Посчитав, как везде и всюду, истца виновным в выявленных "нарушениях", налоговая, вместо возмещения НДС, привлекла его к финансовой ответственности.

Юристы, к которым истец обратился за помощью, убедили его, что он таки не несет ответственности за выдачу ему "фиктивных" накладных, поскольку такая ответственность возложена на лицо, выдавшее фиктивный документ, а также о правомерности отнесения сумм НДС на налоговый кредит, уплаченный по налоговой накладной, заполненной без указания единиц измерения, поскольку договором определялась общая стоимость аренды помещений, что и было, в данном случае, базой обложения НДС. И подал иск.

Мотивировочная часть решения суда отражает оценку судом представленных сторонами доказательств (выделения автора).

"... Суд установил следующее.

Решение ГНИ в N-ском районе ... от 25.04.2000 г. №... принято на основании акта тематической документальной проверки от 18.04.2000 г. по вопросу правильности отчисления в бюджет налога на добавленную стоимость за май 1999 г. - ноябрь 1999 г. и правильности отображения в налоговой декларации по НДС за декабрь 1999 г. сумм налоговых обязательств и налогового кредита. На основании данного акта решением ответчика к истцу применены финансовые санкции на общую сумму 22253,82 грн.

Данное решение ГНИ подлежит отмене исходя из следующего.

На основании полученных от ООО "Б" налоговых накладных от 20.07.99 г. №98 и от 15.08.99 г. №96 истцом заявлен, согласно выдержкам из Книги приобретения товаров (работ, услуг) и копиям налоговых деклараций, налоговый кредит соответственно в июле 1999 г. в сумме 8422,37 грн (а не 10285,37 грн, как ошибочно установил ответчик во время проведения проверки), в августе 1999 г. в сумме 480 грн. На основании полученной от "О" налоговой накладной от 30.12.99 г. №12 истец заявил в декабре 1999 г. налоговый кредит в сумме 388,54 грн.

Согласно представленным ответчиком документам считается, что ООО "Б" не зарегистрировано плательщиком НДС. В соответствии с ч. 2 ст. 5 Порядка заполнения налоговой накладной, утвержденного приказом ГНА Украины от 30.05.97 г. №165, налоговые накладные от 20.07.99 г. №98 и от 15.08.99 г. №96 являются фиктивными. Однако предписание ст. 7.4.5 Закона "О НДС" и указанная часть 2 ст. 5 Порядка заполнения налоговой накладной четко устанавливают, кто несет ответственность за выдачу фиктивных налоговых накладных. В данном случае установленную законом ответственность должен нести продавец товаров - ООО "Б", а не истец. Истец же обоснованно отнес соответствующие суммы к налоговому кредиту, поскольку они (суммы) были подтверждены налоговыми накладными.

Установление факта фиктивности данных накладных дает основания для корректировки предварительно включенных истцом в налоговый кредит сумм, что и сделано ответчиком распоряжениями №60 от 24.04.2000 г. и №61 от 25.04.2000 г., которыми он снял с лицевого счета истца соответствующие суммы НДС, а не для привлечения истца к ответственности в виде финансовых санкций. Ссылки ответчика в обжалуемом решении на ст. 17 Указа Президента от 07.08.98 г. №857 не учитываются судом, поскольку вопрос уплаты НДС урегулирован соответствующим законом, который не предусматривает ответственности налогоплательщиков за противоправные действия третьих лиц, ввиду следующего.

Завышение бюджетного возмещения может быть признано таковым только после юридического установления неправомерности действий налогоплательщика

В соответствии с Конституцией Украины (п. 22 части 1 и п. 1 части 2 ст. 92) и Законом Украины от 25.06.91 г. "О системе налогообложения" (ст. 1, 2, 3, 11 и 17), вопросы уплаты налогов (система налогообложения, виды налогов, порядок и условия их уплаты, ставки, объекты налогообложения, источники уплаты, налоговые льготы, ответственность налогоплательщиков и т. п.), регулируются исключительно законами Украины о налогообложении.

В то же время п. 4 раздела ХV Конституции Украины наделил Президента правом в течение трех лет со дня вступления в силу Конституции издавать указы по экономическим вопросам, не урегулированным законами. Поскольку вопрос уплаты налога на добавленную стоимость урегулирован одноименным Законом от 03.04.97 г. "О НДС", Указ Президента от 07.08.98 г. №857 не подпадает под действие п. 4 раздела ХV Конституции Украины. Кроме того, основы ответственности устанавливаются правоохранительными, а не экономическими нормами права (нормами положительного регулирования) и поэтому не могут, учитывая Конституцию, регулироваться другими нормативно-правовыми актами, чем законы.

Также следует отметить, что ст. 17 Указа Президента от 07.08.98 г. №857, на которую ссылается ответчик в решении, не содержит диспозиции, поскольку устанавливает ответственность за "завышение бюджетного возмещения...", однако само по себе "завышение" может признаваться таковым только после установления неправомерности действий налогоплательщика, имеющих юридическое значение.

Иными словами, завышение может быть следствием как правомерных (как в данном случае), так и неправомерных действий налогоплательщика, каковыми является включение в налоговый кредит сумм НДС, не подтвержденных соответствующими документами (налоговыми накладными, таможенными декларациями и т. п.), и за что, согласно закону, наступает ответственность (санкция). Поскольку указанная норма, по существу, содержит только санкцию (и то бланкетно) и не содержит диспозиции (а только последствия диспозиции), то практическое применение ст. 17 Указа Президента от 07.08.98 г. №857 не представляется возможным при любых условиях. Поэтому суд, в соответствии со ст. 4 АПК Украины, не находит правовых оснований для применения норм Указа Президента от 07.08.98 г. №857 вообще и его ст. 17 в частности.

Что же касается включения истцом в налоговый кредит 388,54 грн согласно налоговой накладной "О" от 30.12.99 г. №12, то данная накладная выписана за предоставленные услуги согласно договору аренды нежилых помещений от 23.10.98 г., п. 2 которого устанавливает общий размер оплаты по договору, что, в соответствии со ст. 4.1 Закона Украины "О НДС", и является базой обложения налогом на добавленную стоимость. Поскольку соответствующие суммы поступили в бюджет через "О", то и оснований считать отнесение истцом сумм НДС по налоговой накладной от 30.12.99 г. №12 к налоговому кредиту неправомерным нет.

Налоговую подвело отсутствие на ее решении индекса структурного подразделения, работники которого осуществляли проверку

Судом также установлено, что решением ответчика к истцу применены финансовые санкции без доначисления неуплаченного налога на добавленную стоимость, что является условием применения санкций, а потому решение противоречит п. 7 ст. 11 Закона Украины от 04.12.90 г. "О государственной налоговой службе в Украине". Номер решения не содержит индекса структурного подразделения, работник которого осуществлял проверку, и идентификационного кода истца, что является нарушением п. 10 Инструкции о порядке применения и взыскания финансовых санкций органами ГНС от 20.04.95 г. №28.

Таким образом, ответчиком нарушены требования ст. 6, 19 Конституции Украины и ст. 13 Закона Украины от 04.12.90 г. "О государственной налоговой службе в Украине", в соответствии с которыми государственные органы и их должностные лица должны действовать в соответствии с Конституцией и законами Украины.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 4, 34, 43, 49, 82, 84 АПК Украины, суд РЕШИЛ: иск удовлетворить полностью...".

Комментарий к решению суда

Как видим, при рассмотрении данного дела суд счел необходимым выйти за пределы обычной аргументации, применяемой в судебной практике, то есть лаконичного указания примененных либо отклоненных норм права и субъективных мотивов такого применения (отклонения). Суд обратился к теории права, всесторонне исследовав сами акты, нормы которых регулировали спорные отношения, а также определил суть (вид) правовых норм, установленных указанными актами (чего суды практически никогда не делают), и не зря. Прокомментируем.

Итак, теория права знает, в частности, такие виды норм права, как нормы положительного регулирования (т. е. устанавливающие возможность либо необходимость что-либо делать) и правоохранительные нормы. В чем их отличие?

Правоохранительные нормы в обязательном порядке содержат в себе диспозицию (указание на запрещенное правом действие) и санкцию (мера ответственности за нарушение диспозиции), в то время как нормы положительного регулирования (каковыми, в сущности, являются экономические нормы) включают в себя гипотезу (указание на условия, при наличии которых эта норма должна действовать) и диспозицию (само правило поведения, права и обязанности регулируемых нормой правоотношений). В свете указанного, даже если гипотетически предположить наличие у Президента права устанавливать правоохранительные нормы (это, как известно, Конституция отнесла к полномочиям Верховной Рады), ст. 17 Указа от 07.08.98 г. №857 представляет из себя невесть что:

"...17. В случае когда по итогам проверки выявляется факт завышения суммы бюджетного возмещения, заявленного в налоговой декларации, сумма такого завышения считается суммой налогового обязательства, скрытой от налогообложения. Если вследствие такого завышения получено бюджетное возмещение, налогоплательщик признается уклоняющимся от налогообложения, и к нему применяются санкции в соответствии с законодательством".

"...Завышение бюджетного возмещения..." не является гипотезой, поскольку гипотеза является составной частью нормы положительного регулирования, а не правоохранительной нормы; не является также и диспозицией последней, поскольку "завышение" - не правонарушение, а его следствие. Правоохранительная норма должна четко содержать санкцию - бланкетное указание (отсылка к установленным в других актах правилам, которые необходимо исполнять) не допускается, поскольку утрачивается само существо нормы права (если законодательством уже установлена ответственность (санкция), значит, уже существует правоохранительная норма права, только где искать ее диспозицию?).

Исходя из этого суд вполне обоснованно не только не применил нормы Указа Президента от 07.08.98 г. №857 в соответствии со ст. 4 АПКУ ("...Арбитражный суд не применяет акты государственных и прочих органов, если эти акты не отвечают законодательству Украины"), а в принципе исключил возможность их практического применения (даже если у Президента и были бы полномочия по изданию настоящего Указа), поскольку неизвестно что не может являться нормой права.

Итак, хэппи-энд?

В чем проблема, или Зигзаги ВАСУ

Невооруженным глазом видно, что нормы Указа Президента от 07.08.98 г. №857 прописывались в ведомстве, не сильно озабоченном проблемой существования права вообще и последствиями соответствующего отношения к праву в частности.

Это тем более печально, что мы живем в стране материального, а не прецедентного права, т. е. указанное решение суда имеет обязательную силу только в части установленных им (решением) фактов при рассмотрении дела между теми же лицами: Указ же де-факто действует повсеместно, и его нормами, как дубиной, вышибаются из голов не слишком юридически грамотных налогоплательщиков последние остатки правосознания, а из их карманов - потом заработанные и так необходимые бюджету деньги.

К сожалению, ситуацию еще более запутал Высший арбитражный суд Украины (далее - ВАСУ).

Так, письмом от 26.08.99 г. №01-2.4/333 "Результаты деятельности арбитражных судов Украины по разрешению хозяйственных споров в і полугодии 1999 года" ВАСУ по поводу проблемы так называемых фиктивных фирм сообщил судам:

"...В приведенных случаях налоговики применяют санкции к предприятиям, не нарушающим действующее законодательство, поскольку деятельность их недобросовестных контрагентов легитимизирована государством в установленном порядке и проверка достоверности таких фактов к компетенции субъектов хозяйствования не относится...

...Резюмируя изложенное, следует отметить, что практика применения ответственности при отсутствии вины субъекта хозяйственных правоотношений является ошибочной и допущенные ошибки должностных лиц ГНА исправляются в судебном порядке...".

Все логично, без вины ответственности не бывает. Однако в письме ВАСУ от 30.12.99 г. №01-8/612 "О некоторых вопросах практики применения в разрешении споров отдельных норм действующего законодательства" читаем:

"...1.1. Может ли быть основанием для привлечения налогоплательщика к ответственности включение в налоговый кредит любых расходов по уплате налога на добавленную стоимость, которые подтверждены налоговой накладной, заполненной не зарегистрированным в налоговом органе лицом?

Согласно подпункту 7.2.4 пункта 7.2 статьи 7 Закона Украины "О налоге на добавленную стоимость" (далее - Закон), право на начисление налога и составление налоговых накладных предоставляется исключительно лицам, зарегистрированным в качестве плательщиков налога в порядке, предусмотренном статьей 9 Закона.

Следовательно, включение в налоговый кредит любых расходов по уплате налога на добавленную стоимость, которые подтверждены налоговой накладной, заполненной не зарегистрированным в налоговом органе лицом, может быть основанием для привлечения налогоплательщика к установленной законодательством ответственности, в том числе для применения санкций, начисленных на сумму налогового кредита, что, в частности, предусмотрено подпунктом 7.4.5 пункта 7.4 статьи 7 Закона.

Однако вопрос относительно ответственности плательщика налога на добавленную стоимость за внесение данного налога в бюджет должен решаться с учетом конкретных обстоятельств дела и представленных сторонами доказательств, в том числе доказательств совершения покупателем действий, указанных в подпункте 7.2.6 пункта 7.2 статьи 7 Закона".

Чем дальше в лес - тем своя рубашка ближе к телу... Из письма ВАСУ от 07.02.2000 г. №01-8/48 (п. 6) узнаем, что:

"включение в налоговый кредит любых расходов по уплате налога на добавленную стоимость, которые подтверждены налоговой накладной, выданной не зарегистрированным в налоговом органе лицом и заполненной с нарушением требований по ее оформлению, может быть (а может и не быть? - Прим. автора) основанием для привлечения налогоплательщика к установленной законом (каким?) ответственности" (наш случай).

И, наконец, в подтверждение 2-х предыдущих, "свежачок" - письмо от 31.07.2000 г. №01-8/380 (п. 5):

"...По смыслу подпункта 7.4.5 пункта 7.4 данной статьи налогоплательщик несет ответственность в виде финансовых санкций, если на момент проверки налогоплательщика налоговым органом суммы налога, предварительно включенные в состав налогового кредита, остаются не подтвержденными налоговыми накладными".

Как видим, с некоторых пор определение факта наличия вины у субъекта права происходит путем осмысления сути и содержания диспозиции правоохранительной нормыѕ А как по поводу правосудия на основе революционного правосознания?

Кто виноват, или Что делать?

Лет 8 назад попал в руки рассказ, кажется, Лескова, о том, как некий англичанин, соблазненный обилием сырья и дешевой рабочей силы, решил основать мануфактуру в одной из Богом забытых губерний Российской империи и обогатиться сбытом произведенной диковинной продукции в стране непуганых идиотов. По-хозяйски подойдя к делу и наладив производство, через год свел дебет с кредитом. Свел - и прослезился: вместо просчитанных с помощью выкладок от Адама Смита и прочих ученых от экономики мужей прибылей - одни убытки.

С одной стороны, чиновник замучил - без взятки пальцем не пошевельнешь, а от проверяющих отбоя нет, с другой - куда делось то, что вот только тут лежало? Решил англичанин правду найти - и двинулся в Санкт-Петербург, где на вокзале встречает университетского товарища. Как водится у них, англичан, такое дело и обмыть не грех. И вот, сидя за рюмкой чая, тот, который товарищ (чиновник посольства Владычицы морей в Северной Пальмире), спрашивает, какими, мол, судьбами? Выслушав рассказ, резюмирует: разве ты не знаешь, что тот, кто хочет делать на России капитал, вывозит отсюда сырье, ставит мануфактуру в Англии и продает потом сюда готовый товар?..

Прошло сто лет... Воистину, есть страны, где, вопреки другому классику - от философии, ничто не течет, ничто не изменяется, и где, собственно, кроме классиков, и гордится-то нечем...

Однако кто же все-таки виноват?

Поскольку дело приходится иметь с тем, что есть (имеется в виду Закон "О НДС"), попробуем с тем, что имеем, разобраться. Для этого вспомним опять-таки древних: incivile est nisi tota lege perspekta una aliqua partikula eius proposita iudicare vel respondere (неверно давать ответы, консультации или решать дело, не имея во внимании всего закона, а принимая во внимание только какую-то его часть).

Принимая во внимание весь закон, а не отдельные его части, приходишь к выводу, что плательщик налога на протяжении отчетного периода кредитует бюджет уплатой НДС поставщикам в составе цены (стоимости) товаров (работ, услуг), из-за чего и получает право на налоговый кредит (пп. 7.4.1 п. 7.4, пп. 7.5.1 п. 7.5 ст. 7 Закона). Суммы, подлежащие уплате в бюджет непосредственно плательщиком, состоят из разницы между полученными в составе цены (стоимости) суммами НДС за реализованные товары (работы, услуги) - налоговыми обязательствами и налоговым кредитом (пп. 7.7.1 п. 7.7 ст. 7).

Следовательно, плательщик налога не уплачивает в бюджет суммы НДС, уже уплаченные им поставщикам, и, соответственно, не рассчитывает их. Это - обязанность поставщиков-контрагентов. Отсюда вытекает и их (поставщиков) ответственность за соответствующие "неначисление" и неуплату. Подпунктом 7.2.4 п. 7.2 ст. 7 Закон дает право (?) на начисление налога и составление налоговых накладных исключительно лицам, зарегистрированным в качестве плательщиков налога в порядке, предусмотренном статьей 9 Закона. Данная норма, заметьте, дает право, а не УСТАНАВЛИВАЕТ ОБЯЗАННОСТЬ(!!!) зарегистрированному в установленном порядке плательщику начислять и, соответственно, уплачивать налог. Как говорится, приехали... Относительно права составления налоговых накладных, то в рассматриваемом случае покупатель ее и не составляет, а ПОЛУЧАЕТ, а про ответственность за получение налоговых накладных (в том числе и фиктивных) Закон ничего не говорит.

Теперь обратимся к ст. 9 Закона, и уже из п. 9.1 узнаем, что ведет реестр плательщиков налога Центральный налоговый орган. При этом Закон не предоставляет доступ к реестру субъектам хозяйствования. С учетом норм ст. 1, ст. 9 Закона устанавливает презумпцию (законное предположение) того, что любой субъект права, кроме граждан, не ведущих предпринимательскую деятельность, обязан зарегистрироваться и быть плательщиком налога.

Подпункт 7.2.3 п. 7.2 ст. 7 устанавливает, что налоговая накладная является отчетным и одновременно расчетным документом.

На основании вышеизложенного следует вывод, что наличие налоговой накладной, в том числе и фиктивной, дает право на включение соответствующих сумм в состав налогового кредита, так как субъект хозяйствования не является контролирующим органом государственной власти, в связи с чем не может и не должен его подменять в процессе своей деятельности, и это ни в коей мере не противоречит нормам пп. 7.4.5 п. 7.4 ст. 7 Закона, а корреспондирует с ними. Хочу в этой связи привести типичный диалог, который автор неоднократно вел с оппонентами - представителями ГНА в ходе судебных заседаний:

- Скажите, на момент проверки истца спорные суммы были подтверждены налоговыми накладными? (Автор).

- Были, но накладные оказались фиктивными. (Представитель ГНА).

- Когда это стало известно?

- После встречных проверок и ответов из ГНИ соответствующих районов.

- То есть вы, держатель реестра, узнали об этом почти через год после подачи соответствующей декларации?

- Мы делали запросы и ждали ответов.

- Что нарушил истец?

- Он не убедился в том, что контрагент зарегистрирован плательщиком налога.

- Каким образом он должен был это сделать, коль скоро он не имеет доступа к реестру?

- Он должен был взять у контрагента копию свидетельства плательщика НДС.

- Чем это регламентировано?

- ...

- Вот эта копия.

- Она фиктивная.

- Как было знать об этом?..

- ...

Автор не встречал судьи, который после приведенного выше диалога взял бы на себя ответственность отказать в иске о признании соответствующего решения налоговой инспекции недействительным... Потому что, если принимать во внимание весь закон, а не его отдельные расплывчатые диспозиции, а также увязать его с существующим налоговым законодательством, получается довольно занятная картина.

Разъяснениями от 12.05.95 г. №02-5/451 "О некоторых вопросах практики решения споров с участием налоговых органов" ВАСУ сообщил:

"...5. Основаниями для применения ответственности, предусмотренной пунктами 7, 8 статьи 11 ЗУ "О государственной налоговой службе в Украине", является сокрытие (занижение) или неуплата плательщиками сумм налогов, других обязательных платежей в бюджеты независимо от причин, по которым это произошло...".

Как видим, в рассматриваемом нами случае санкции применяются к лицам, которые не скрывают (а, наоборот, декларируют и в связи с этим не занижают) и не уплачивают (поскольку не обязаны - см. выше) НДС. Как известно, финансовые санкции применяются в порядке и размерах, установленных соответствующими законами: если таковые не установлены, то применяются соответствующие нормы ЗУ "О Государственной налоговой службе в Украине" и Декрета КМУ "О взыскании не внесенных в срок налогов и неналоговых платежей".

Поскольку статьей 10 ЗУ "О НДС" бланкетно установлено, что "ответственность налогоплательщиков за нарушение сроков начисления и внесения в бюджет налога или порядка отчетности, а также порядок обжалования решений налоговых органов устанавливаются в соответствии с положениями ЗУ "О налогообложении прибыли предприятий", следует прийти к выводу, что санкции за не указанные в данной статье виды правонарушений регулируются названным ЗУ "О ГНС в Украине" и Декретом. Поэтому, возвращаясь к приведенному в данной публикации решению арбитражного суда, судья не зря сослался на невозможность применения санкций согласно пп. 7.4.5 п. 7.4 ст. 7 Закона применительно к данному случаю. Дело в том, что п. 7 ст. 11 ЗУ "О ГНС в Украине" дает право налоговым органам применять к предприятиям, учреждениям, организациям и гражданам санкции в виде взысканий: "однократного размера доначисленной по итогам проверки суммы налога...".

"Доначисление" является необходимым и обязательным условием применения санкций

Таким образом, для того чтобы применить санкцию, необходимо сначала что-то до чего-то "доначислить", то есть "доначисление" является необходимым и обязательным условием применения санкций.

Доказательством того, что ответственность, предусмотренная пп. 7.4.5 п. 7.4 ст. 7 Закона "О НДС" за неподтвержденность суммы налога, предварительно включенного в состав налогового кредита, налоговыми накладными или приравненными к ним документами, не имеет отношения к фиктивным налоговым накладным, является невозможность "доначисления" НДС в данном случае в связи с отсутствием объекта "доначисления". Дело в том, что налоговые инспекции вынуждены "ломать" установленную Инструкцией №28 форму решения, вычеркивая установленную фразу: "...по итогам которой доначислено в бюджет..." и вписывая вместо этого: "установлено завышение суммы бюджетного возмещения, заявленного в налоговой декларации по НДС за такой-то период", за что санкций действующим законодательством не предусмотрено...

Итак, представляется абсолютно обоснованным и справедливым заключение суда в приведенном решении о том, что "установленную законом ответственность должен нести продавец товаров... Истец же обоснованно отнес соответствующие суммы к налоговому кредиту, поскольку они (суммы) были подтверждены налоговыми накладными. Установление факта фиктивности... накладных дает основания для корректирования предварительно включенных... в налоговый кредит сумм..., а не для привлечения истца к ответственности в виде финансовых санкций".

Кстати, ведомство г. Азарова, как ни странно, с этим согласно, так как частью 2 ст. 5 Порядка заполнения налоговой накладной, утвержденного приказом ГНА от 30.05.97 г. №165, установлено, что "...за выдачу налоговой накладной орган ГНС применяет к такому лицу штраф в размере двойной суммы полученного НДС, но не менее 1000 н.м.д.г.". Оставим на совести уважаемого ведомства правомерность установления санкций и согласимся с выводом относительно субъекта ответственности...

Что же все-таки делать?

В глобальном плане, конечно, необходимо перестать "обезьянничать" и привносить на нашу почву российские, канадские и прочие варианты НДСования, пропущенные через искривленные представления доморощенных псевдоэкономистов. Рецепт прост. Закон "О НДС" в настоящем виде: (1) выгоден проходимцам и мошенникам, ворующим у государства страшные суммы путем бюджетного возмещения через виртуальные операции, основанные на транзитном порядке уплаты налога, например, фиктивный экспорт, и отдающим в качестве отступной на заклание своих добросовестных контрагентов; (2) устанавливает громоздкий, дорогостоящий, заадминистрированный и малоэффективный механизм налогообложения; (3) вымывает оборотные средства у реально работающих в сфере материального производства предприятий.

Гораздо проще, разумнее и выгоднее отменить транзитный механизм уплаты налога, установив порядок, при котором налогоплательщик обязан не виртуально начислять и уплачивать налог, а делать это реально и нести за это понятную ответственность. Естественно, речь идет о налоге с реализации. Если налог перечислять в бюджет не через поставщика в составе стоимости товара (услуг), а напрямую, то это (1) упростит механизм налогообложения, сделает его прозрачным, поскольку достаточно задекларировать объем реализации за соответствующий период, чтобы определить сумму налога, подлежащую уплате.

При этом отпадет необходимость создания и поддержания всевозможных общегосударственных реестров, проведения встречных проверок (а значит, как это не неприятно, приведет к сокращению корпуса проверяющих), так как объемы реализации можно установить не выходя из кабинета по первичной бухгалтерской документации без всяких запросов; (2) установит простой, понятный и индивидуализированный порядок ответственности за нарушения в начислении и уплате налога.

На худой конец, лучше вернуться к Декрету, по которому платили все, а с конкретными "льготниками" конкретно можно было и разбираться.

Кстати, нет худа без добра. Именно потому, что мы живем в стране материального права, суд в приведенном мною случае не принял во внимание указанные письма ВАСУ и описанные в них прецеденты, хотя они (письма) и обговаривались в ходе данного процесса, так как ст. 43 АПКУ устанавливает: "Арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении в арбитражном процессе всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом.

Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда наперед установленной силы..."


ПО СУТИ:

Юристы, к которым истец обратился за помощью, убедили его, что он таки не несет ответственности за выдачу ему "фиктивных" накладных, поскольку такая ответственность возложена на лицо, выдавшее фиктивный документ.

Относительно права составления налоговых накладных, то в рассматриваемом случае покупатель ее и не составляет, а ПОЛУЧАЕТ, а про ответственность за получение налоговых накладных (в том числе и фиктивных) Закон ничего не говорит.


Резюме к статье. Если вас "уличили" в получении фиктивной налоговой накладной, автор советует заручиться поддержкой юриста, практикующего в данной отрасли права (если таковой не имеется в штате), - и пусть вам сопутствует удача...

© 2000
"Дебет-Кредит"
Редакция: debet-kredit@gc.kiev.ua