(044) 391-51-92
ru ua

Есть предложения, замечания или пожелания? Свяжитесь с редакцией!
Мы обязательно ответим.



 Актуально!




Ближайшие семинары,
тренинги, вебинары ...

Все семинары ...
(полный план-график)









 : общий по сайту



Курсы валют на PROext

Дебет-Кредит № 34-35 (29.8.2011)
Суть дела :: Точка зрения

Внимание! Архивная публикация 

 


Эта страница содержит давнюю архивную публикацию бухгалтерского еженедельника "Дебет-Кредит", которая в настоящее время, вполне возможно, утратила актуальность и может не соответствовать действующим нормам бухгалтерского и налогового учета.
Для работы с актуальными материалами журнала перейдите к ONLINE.dtkt.ua.

«Позовите Вия!»

Налоговый кодекс Украины изобилует всевозможными «волчьими ямами» и ловушками для налогоплательщика. С первого раза их вовсе не разглядишь: взгляд ни за что не цепляется. При более внимательном прочтении, когда только начинаешь обращать на них внимание, они кажутся совсем неопасными, а в чем-то даже усматривается определенный позитив. И только глубокий и системный анализ позволяет сделать вывод, что внешне безобидная норма может стать причиной сломанных судеб тысяч людей. Происходит превращение прекрасной панночки в ведьму.

Одна из таких норм — пункт 58.4 НКУ:

«В случае когда судом по результатам рассмотрения уголовного дела о преступлениях, предметом которого являются налоги, сборы, вынесен обвинительный приговор, вступивший в законную силу, или вынесено решение о закрытии уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, соответствующий контролирующий орган обязан определить налоговые обязательства налогоплательщика по налогам и сборам, неуплата налоговых обязательств по которым установлена решением суда, и принять налоговое уведомление-решение о начислении плательщику таких налоговых обязательств и применении по отношению к нему штрафных (финансовых) санкций в размерах, определенных настоящим Кодексом.

Составление и направление налогоплательщику налогового уведомления-решения по налоговым обязательствам налогоплательщика по налогам и сборам, неуплата налоговых обязательств по которым установлена решением суда, запрещается до вступления в законную силу решения суда по делу или вынесения постановления о закрытии такого уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

Абзац второй этого пункта не применяется, когда налоговое уведомление-решение направлено (вручено) до возбуждения уголовного дела».

Не правда ли, внешне вполне хороший пункт? Кажется, что в его основе принцип презумпции невиновности. «Человек не виновен, пока не доказано обратное».

На деле — все с точностью до наоборот. Итак, попытаемся смоделировать ситуацию, вооружившись положениями указанной нормы НКУ.

На предприятие приходит проверка ГНИ. Рассмотрим именно этот случай, когда налоговой проверке подвергается юридическое лицо, а ответственными за налоговые отчисления являются люди — руководство предприятия. Налоговики усмотрели несоответствие уплаченных предприятием сумм в бюджет и доначислили платежи на сумму, скажем так, несколько превышающую размер, установленный как достаточный для привлечения к уголовной ответственности (сейчас это порядка 470500 грн). Не будем на данном этапе анализировать причины, позволившие проверяющим считать обоснованными свои претензии, — просто констатируем: ГНИ при проверке доначисляла весьма серьезную сумму налогов.

Юридическо-математическая справка

Тем, кто никогда ранее не сталкивался с Уголовным кодексом, не лишне будет узнать, почему авторы оперируют суммой в 470500 грн. Ведь в примечании к ст. 212 УК Украины черным по белому указано: под значительным размером (минимальная сумма недоплаченных налогов, за которую предусмотрена уголовная ответственность) следует понимать суммы налогов, сборов и других обязательных платежей, которые в тысячу и более раз превышают установленный законодательством необлагаемый минимум доходов граждан. А как всем известно, необлагаемый минимум доходов уже сколько лет в Украине составляет 17 грн. Казалось бы, умноженная на тысячу данная сумма должна равняться 17 тыс. гривень. Нет, с арифметикой все верно, вот только следует знать, что согласно ч. 5 подр. 1 р. XX НКУ, если нормы законов содержат ссылку на необлагаемый минимум, то для целей применения норм административного и уголовного законодательства в части квалификации преступлений или правонарушений сумма н. м. д. г. устанавливается на уровне налоговой социальной льготы, определенной пп. 169.1.1 р. IV НКУ для соответствующего года. Ну и совсем уже просто заглянуть в абз. 8 п. 1 р. XIX НКУ и обнаружить, что с 01.01.2011 г. по 31.12.2014 г. налоговая социальная льгота составляет 50% размера прожиточного минимума для трудоспособного лица, установленного законом на 1 января отчетного налогового года. Наконец, в соответствии с Законом Украины от 23.12.2010 г. №2857-VI «О Государственном бюджете Украины на 2011 год» сумма прожиточного минимума на 2011 год установлена в размере 941 грн. То есть нам осталось лишь рассчитать из этой суммы 50% и умножить на 1000. Ну как тут не поаплодировать законодателю в его стремлении к простоте и доступности в толковании законов?

Дальше события развиваются следующим образом.

Должностных лиц (директора и бухгалтера) предприятия приглашают в ГНИ и предлагают заплатить «возникшие» налоги. В случае если налогоплательщик говорит: «Мы будем обжаловать решение налоговой», — ему отвечают: «Нет, не будете».

Историческая справка

До вступления в силу Налогового кодекса по результатам проверки налоговики составляли акт, на основании которого выписывалось НУР (налоговое уведомление-решение, которым, собственно, и доначислялись налоги с финансовыми санкциями. Получив НУР, налогоплательщик, в случае несогласия с выводами проверки, мог оспорить его двумя способами. Первый — обжаловать внутри структуры ГНАУ. Как правило, такое обжалование не давало никакого результата, но время можно было выиграть. Второй путь, более эффективный, — обращение с иском в административный суд. Очень часто налогоплательщики шли именно этим, вторым путем, — судились и получали положительные решения — решения об отмене НУРа.

Как же обстоит дело сейчас? С момента вступления в силу НКУ и появления в нашем законодательстве новой нормы — пункта 58.4 НКУ — все изменилось. Отныне налоговики получили возможность не выписывать НУР, т. е. для них отпала необходимость оформлять результаты проверки путем составления административного акта, что, следовательно, перекрывает доступ налогоплательщика к судебному обжалованию результатов налоговой проверки. Ведь только НУР является предметом судебного обжалования. Сам по себе акт налоговой проверки, напомним, как таковой, обжалованию не подлежит.

Итак, после налоговой проверки у должностных лиц предприятия остается на руках акт проверки, в котором отражены крупные суммы «неуплаченных» налогов, обжаловать который не представляется возможным.

Далее, проверяющие не выписывают НУР, в то же время акт проверки, содержащий в себе, по мнению тех же проверяющих, нарушения налогового законодательства, и сопутствующие документы передаются в налоговую милицию для рассмотрения вопроса о возбуждении уголовного дела. Следователь налоговой милиции, в свою очередь, изучив мнение инспектора ГНИ (не забудем, что у следователя и инспектора — единое руководство), приходит к «самостоятельному» выводу о наличии признаков преступления и возбуждает уголовное дело в отношение руководителей предприятия. Хотя, положа руку на сердце, такая ситуация существовала и до принятия упомянутого нами пункта НКУ. Но вот что кардинально разнится: ранее руководители предприятия, получив НУР и воспользовавшись своим правом на судебное обжалование, приносили следователю как минимум определение суда о начале обжалования по процедуре административного производства (что удерживало некоторых наиболее ретивых от «кардинальных» решений). Теперь же, поскольку и обжаловать нечего, их судьба напрямую зависит от правовой позиции, знаний и навыков сотрудника следственных органов налоговой милиции. «От меня зависит!», — может с гордостью повторить такой следователь небезызвестную фразу кузнеца из к/ф «Формула любви».

Здесь можно было бы сделать оптимистическое правовое отступление, что, дескать, получив акт проверки, следователь на самом деле осведомлен лишь об оценочном мнении проверяющих, которое (предположительно!) устанавливает противоправность в действиях юридического лица. Уголовное же право, поскольку привлечь в Украине к уголовной ответственности можно исключительно физическое лицо, требует установления противоправности в действиях физического лица — руководителя предприятия. Ведь согласитесь, что это не совсем одно и то же! И логика в установлении состава преступления предполагает для начала установить вину и ответственность юридического лица, чем, собственно, занимаются административные суды (так называемая административная ответственность), и лишь затем определить меру и степень вины должностного лица (уголовная ответственность физического лица — руководителя предприятия). Но разве эти тонкости кого-то волнуют? В лучшем случае с такими аргументами в вашей позиции определят оторванность от реалий следственной практики — не любят наши правоохранители, а за ними и судьи излишние теоретизирования…

Итак, включается прессинг на должностных лиц предприятия. И возможности такого прессинга, следует заметить, из-за «нюансов уголовного права и процесса», естественно, гораздо более эффективны, по крайней мере, неизмеримо опасней для руководителя. (Например, следователь налоговой милиции на отказ должностных лиц предприятия «добровольно» уплатить доначисленные налоги — может принять решение о такой мере пресечения, как заключение под стражу, ну а как же! — отказ сотрудничать со следствием — будет защищаться, исчезнет чего доброго, государство пострадает, тем более санкция статьи 212 УК Украины позволяет). А если при этом бедолага будет ссылаться на свое конституционное (!) право не свидетельствовать в отношении себя (вот почему-то ссылки на Конституцию действуют на сотрудников следствия как красная тряпка на быка) — беды не миновать. Причем это экономически выгодно: находящимся в СИЗО директору и главбуху будет крайне затруднительно принимать меры для обжалования акта ГНИ, общаться со своей защитой. К тому же представьте себе моральное состояние такого человека, ведь даже несведущему известны условия содержания в СИЗО. И не дай Боже столкнуться с этим на практике! Следовательно, вероятность поступления денег в бюджет резко возрастает.

Раньше (в подобной ситуации) налогоплательщик получал НУР, с которым шел в административный суд. Получив положительное решение суда (отменившего НУР), налогоплательщик убивал двух зайцев:

1) предприятие не должно было платить неправомерно доначисленные ГНИ налоги и штрафы;

2) уголовное дело против должностных лиц налогоплательщика закрывалось (отсутствие состава, а то и события преступления).

Больше такого не будет. Вот так легко, как по мановению волшебной палочки, право на судебную защиту отменил «зловещий» п. 58.4 НКУ. Будет уголовный процесс и приговор. И если приговор будет обвинительный, то директора и главного бухгалтера — посадят. А уже после — будет выписан НУР… Он не будет обжалован (ведь в уголовном процессе уже будет «доказано» уклонение от уплаты налогов). Предприятие-налогоплательщик заплатит в бюджет…

Если, конечно, заплатит… Ведь небольшое предприятие (где директор одновременно является собственником) умрет, обанкротится гораздо раньше. Посаженный в СИЗО директор (привыкший руководить предприятием единолично, на нем «завязаны» все информационные потоки, все — или основные — поставщики и клиенты) ничего не сможет предпринять для спасения предприятия: когда на банковские счета будет наложен арест, начнут увольняться сотрудники, перестанет выпускаться продукция, имущество предприятия будет забрано банками (залог по кредитам). Одним налогоплательщиком станет меньше. Бывшие работники станут безработными и резко ухудшат статистику фонда занятости.

Здесь можно было бы снова сделать второе, уже не столь оптимистическое правовое отступление, и посетовать, что, к сожалению, уровень судей, занимающихся рассмотрением уголовных дел в судах первой инстанции, мягко скажем, не заоблачный. По общему мнению практикующих юристов, он значительно уступает уровню судей окружных административных судов. Да и объективно, ведь судей-«уголовников», которые рассматривают исключительно налоговые вопросы, просто-напросто не существует: куда ж девать огромный массив общеуголовных дел (хищения, насилия и т. п.). Нам известны правила судебной юрисдикции, установленные Кодексом административного судопроизводства Украины, записанные в 72-й статье:

«4. Приговор суда по уголовному делу или постановление суда по делу об административном проступке, вступившие в законную силу, являются обязательными для административного суда, рассматривающего дело о правовых последствиях действий или бездействия лица, в отношении которого принят приговор или постановление суда, только в вопросах, имело ли место деяние и совершенно ли оно этим лицом».

Мы еще раз могли бы акцентировать внимание читателя на том, что указанное выше правило безусловно должно применяться только при рассмотрения дел о правовых последствиях «действий или бездействия лица, в отношении которого принят приговор или постановление суда…, только в вопросах, имело ли место деяние и совершено ли оно этим лицом». А ведь при обжаловании НУРа предметом рассмотрения становятся вовсе (о чем уже упоминалось выше) не действия или бездействие руководителей налогоплательщика, а совсем наоборот — действия проверяющих, на основании чего рассматривается дело по спорному НУРу, при этом презумпцию (обязательство) доказательства КАСУ возлагает как раз на субъекта властных полномочий, коим является ГНИ. Но реалии сегодня таковы, что и эти теоретико-правовые «экзерсисы» малоубедительны для представителей правоохранительной и судебной систем.

То есть Кодекс упростил, по мнению своих авторов, ситуацию и изложил ее примерно в таком ключе:

«Не стоит лишний раз доказывать в административном процессе то, что уже доказано в уголовном».

Однако логика законодателя, как видим, здесь весьма сомнительна, и триллер, описанный в статье, вполне может превратиться в жуткую реальность.

P.S.

Елена ЖУКОВА, аудитор, адвокат, директор АФ «Сайвена-Аудит»
Владимир ТИМОШЕНКО, адвокат, глава АО «Тимошенко и Партнеры»




Следующая статья:  В начало статьи 



Полмесяца с НДС для медизделий Фрагмент статьи (только начало)
Суть дела :: Точка зрения
Кабмин своим Постановлением от 8 августа 2011 г. №867 утвердил новый перечень изделий медицинского назначения, операции по поставке которых освобождаются от обложения НДС. Предыдущий Перечень, утвержденный Постановлением КМУ от 09.06.2011 г. №785, просуще...

В рубрике: 


Жизнь, поделенная надвое Фрагмент статьи (только начало)
№ 22 (2.6.2014) :: Суть дела :: Точка зрения
События последних месяцев, можно уверенно сказать, изменили мир. И в первую очередь — нас самих. Наработанные годами бизнес-отношения, пока еще есть возможность поддерживать их, функционируют в более-менее дееспособном режиме. Но, учитывая неоднозначность...

Ценнобумажные проверки Фрагмент статьи (только начало)
№ 15-16 (14.4.2014) :: Суть дела :: Точка зрения
Ценнобумажные проверки — едва ли не самые дорогие проверки по размеру возможных штрафных санкций. Реалии бизнеса свидетельствуют, что не всегда финсанкций можно избежать, даже если действовать максимально в законодательно установленных рамках. А порой рез...

0.010399